Кирилл Воронин (lirik92) wrote,
Кирилл Воронин
lirik92

Categories:
  • Music:

Who Watches the Watchmen?

Да, я так долго собирался с мыслями. Моя рецензия на Уотчмен:

http://www.kinopoisk.ru/level/79/user/48277/comment/481910/

VI VERI VENIVERSUM VIVUS VICI*
*Силой правды я, живой человек, покорил Вселенную

Watchmen — или Часовые — экранизация главного комикса, перевернувшего законы жанра. Произведения глубокого, многоуровневого. Здесь нет места тому героизму, что нам описывают традиционные истории о супергероях. Спасение людей из горящего здания здесь используется не для самоутверждения, а для возбуждения. После чего накал от пожара превращается в накал физических удовольствий и страстей. Ненависть к миру здесь вызывает не гибель родителей, а их жизнь. Несчастный случай, делающий из человека супермена, не вызывает в нём никаких порывов творить добро направо и налево. Герой вопреки простым законам комикса не выживает благодаря чудесной ловкости, но гибнет уже в самом начале. А красавчик-блондин делает деньги на раскрытии своей личности и использовании своего Альтер-эго в качестве торговой марки, а не на изобретении нового оружия.

Здесь человек с добродушным смайликом на груди сеет вокруг себя тотальный беспредел, насилуя, убивая, разрушая. Здесь миллионер-плейбой превращается в закомплексованного мальчика-импотента. Здесь человеку, способному на всё, приятней становится опустошённый пейзаж камней, чем человеческие жизни. Здесь новый мир строится на крови невинных. Здесь победа правды наступает после смерти.

Все герои истории порождены обществом, в котором выросли, которое их воспитало. Жестокости мира порождают жестокое отношение в ответ. Каждый персонаж это отдельный шедевр со своей продуманной историей, со своими собственными взглядами на мир.

Ярость и дьявольская улыбка Моргана говорят о Комедианте, воплощении американской мечты, вседозволенности, больше, чем его смайлик. В неуклюжесть Драйберга в исполнении Уилсона, в отрешённость Остермана — веришь, ведь это не актёры перед тобой, а настоящие Филин и Манхэттен (в случае с Крадапом — ещё и моушн-кэпчер помогал, но тем не менее). Да и Мэтью Гуд здесь принимается на ура. Да, его Оззи — это совсем другой персонаж, с Вейдтом из комикса имеющий очень мало общих черт. Но в том образе, что сам же Гуд и создал, он великолепен. Точен, расчётлив, чуть холоден. Приятная улыбка, успокаивающий взгляд, и ему полностью доверяешь, вопросов по поводу его мудрости не остаётся. Госпожа Акерман вот правда не шибко напрягалась…. Но, честно говоря, ей это было и необязательно. Но правит бал без всяких сомнений Джеки Эрл Хейли. Его Роршах — это тот самый Роршах Алана Мура. Нелюбимый никем, возненавидевший этот мир в ответ за его несправедливость, но свято в саму справедливость верующий. Пристыженный за человечество, поставивший себя выше страха, боли и похоти. Никчёмная жизнь, ненужный ребёнок, неожиданно увидевший, что мир прост, что в ответе за всё лишь один человек и никто кроме.

Бескомпромиссный искатель правды. Без маски появляется он не так уж и много, но все моменты в тюрьме, у психолога — чуть ли ни лучшие сцены всего фильма. Отрешённый взгляд, устремлённый не на человека, а внутрь него, наполнен таким количеством боли и ненависти, что не прочувствовать боль Роршаха становится практически невозможно. Его же финальный взгляд на этот мир сквозь слёзы — заочно лучший момент актёрской игры этого года.

Часовые — это история, в которой нет ни одного лишнего движения. Попытка изнасилования оборачивается жизнью. Сожжённая карта становится вдохновением для идеального плана. Создание чудесного стеклянного дворца оказывается ничем по сравнению с чудом человеческого рождения. Гибель маленькой девочки превращает мстителя в маске в убийцу. Расследование об убийстве приводит к раскрытию чудовищной тайны.

Очевидно, что при переносе на экран что-то должно было остаться за кадром, что-то видоизмениться. И то, как режиссёр сумел скрыть пробелы, как и что, сумел видоизменить — заслуживает настоящего уважения. Да, потерялась по дороге история Озимандиаса. Финальный кадр не вызывает столь радикальных мыслей о дальнейшей судьбе крепче любящего мира. Куда-то непростительно девалась божественная по значению фраза Роршаха про жизнь. Но даже, несмотря на это, величие истории, поведанной Аланом Муром, никуда не пропало. И перед нами Часовые, в которых каждое событие является значимым. Конечно же, иногда Снайдеру отказывает чувство прекрасного, порой кровь заливает экран просто ради крови (особенно заметно это в сцене в переулке), а постельная сцена очень близко граничит с порно, но возмущаться не приходиться, ведь остроумно подобранная Аллилуйя Леонарда Коэна превращает всю откровенность в неожиданный и весёлый стёб.

Музыка…. Её подбор здесь вне всяких сомнений заслуживает оваций. Поворотный момент всей саги — убийство Комедианта под незабываемую Unforgettable. Его же похороны под лиричную The Sound of Silence. Полёт Валькирий над Вьетнамом. Полёт над Антарктикой под перепетую Джими Хендриксом песню Боба Дилана. И сам Боб Дилан в самых грандиозных начальных титрах всех времён. Времена меняются, меняются и герои. Убийство Кеннеди, расстрел коммуны хиппи, Армстронг под прицелом фотоаппарата Манхэттена…. Каждый новый кадр вызывает немой восторг. Если и можно было вот так легко ввести зрителя в атмосферу параллельной вселенной, то Снайдер нашёл лучший из вариантов.

А находок бесчисленное множество. Поцелуй на фоне ядерного взрыва, рассекающий воздух огнём Роршах, смайлик, закрывающий падающего Комедианта, бескрайние ледяные просторы и сверкающее в лучах Солнца творение Манхэттена, Оззи на фоне телевизионных экранов, пробивающий оградительные ленты гарпун…. Каждый кадр, сцена, действие — готовый шедевр фотохудожника. Прекраснее этого может быть только то, что все они являются частью великой истории…

Часовые — история о жизни и смерти. Великой любви и величайшей ненависти. О несправедливости мира и о почти безумной необходимости справедливость искать. О грандиозной и разрушительной силе правды. О значении воспоминаний и о быстротечности времени.

А зрителю остаётся только быть там, рядом с героями. Вместе с Доктором Манхэттеном вдруг открыть чудо жизни. Осознать незначительность времени в великолепной истории доктора Остермана. Прочувствовать ярость Роршаха к человечеству. Увидеть что-то своё в легендарном чёрно-белом тесте. Прожечь свою жизнь до конца с Комедиантом. Понять бессилие Драйберга. И в итоге выбрать свою сторону — быть с остальными в мире и лжи, или же принять бескомпромиссную сущность правды.

Это история о способности не сдаваться и не отчаиваться. Даже в самые тяжёлые моменты жизни, упав, подниматься и продолжать борьбу. О силе прощения. Ведь каждого персонажа можно понять. А понять — означает и простить. О силе любви. Ведь именно её отсутствие превращает людей в ненавидящих роршахов, неспособность её ценить заставляет бежать в глубины собственной души (или Марса), подальше от человечества, а попытка поставить себя выше этого чувства на одну ступень с высшими идеями приводит к поспешным решениям и, порой, неоправданным жертвам. Не сдаваться, прощать, любить — а значит и жить. И стремиться в этой жизни к правде, не пропадая в сказочном мире чьих-то утопий.

Это история о жизни.

P.S. «Nothing is insoluble. Nothing is hopeless. Not while there is life» © Роршах
Tags: кино, рецензия, часовые
Subscribe

  • 60

    Сегодня, кажется, уже сложно представить то ощущение великого рубежа, каковое наполняло атмосферу конца 1950-х и 1960-х годов, но которое…

  • Уильяму Шэтнеру 90

    Пройти против такого юбилея конечно же совершенно невозможно. Дай Бог здоровья Капитану Капитанов. Долгой жизни и процветания. А также новых…

  • 125 лет. 125 фильмов. Часть IV. 29-11

    29. Batman / Бэтмен (1989) Режиссёр: Тим Бёртон Способность кино - переносить в места, не только настоящие, но создавать с нуля локации,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments