Кирилл Воронин (lirik92) wrote,
Кирилл Воронин
lirik92

Categories:
  • Music:

This is why Superman works alone (c)

Расправившись со всеми начинаниями Бёртона, Джоэл Шумахер окончательно превратил собственную кинофраншизу, к фильмам Бёртона имеющую отношение лишь поверхностное, в пародию. Киносерия, прошедшая тот путь, что заглавный персонаж проходил в комиксах с первого появления в 1939-м, благодаря деятельности кинопостановщика, вернулась к тому, от чего пыталась откреститься с 1960-х - к кэмповому веселью, где попытка выдать драму кажется чем-то чужеродным. Во втором своём Бэт-фильме Шумахер словно бы позволил себе окончательно забить на попытки относиться к происходящему серьёзно, что утопило "Навсегду", но придало БиРу обояние беззубых, но умилительных в своей неадекватности историй с бэт-телефонами и и бэт-противоакульими-репеллентами, которые заменяются бэт-бомбами и бэт-кредитками. "Бэтмен и Робин", как дань уважения временам Адама Уэста, проблема которой, что достаточно неожиданно, скорее в том, что она оказалась недостаточно смела. Театру абсурда периодически вставляет палки в колёса драматизм, взятый словно бы из другого фильма.

Да, там, где БэтНавсегда тяготел от необходимости продолжать дело сказочника, БэтИРобин вспоминает о предшественниках почти никогда, забивая на драму Брюса Уэйна и его бремени, в том числе и уделяя минимум внимания его очередным отношениям. Подходят к концу вечные поиски повода, чтобы сменить пассию - Джули Мэдисон в исполнении Элль МакФерсон за место героини Кидман просто есть и этого хватит - ведь и то, что Уэйн в третий раз сменил внешность, став героем более ветренным, чем Бонд, по части выбора актёра, уже вряд ли способно кого-то удивить. Подвергается трансформации и Робин, пытавшийся сопротивляться неадекватности окружения в триквеле, к 4-му фильму становящийся типичным участником балагана, разукрашенной фигуркой, пробивающей дверь в форме собственного символа. Да, Готэм, прошедший путь от лечебницы и маскарада до цирка с конями, окончательно превращается в магазин игрушек, чему только способствует вычурный дизайн всего и вся - от костюмов до декораций, впрочем, и сама архитектура напоминает витрину магазина, зазывающую покупателя за яркими покупками. Ну да, комиксы всегда славились своими цветами, порой необходимыми, чтобы выдержать допечатку и несостоятельность бумаги. Пленка, правда, у Шумахера вполне себе состоятельна - а вот художник о том и не в курсе. Гипертрофированно всё: не только кислотные цвета или титанические декорации, но и персонажи сами по себе: от роковой харизмы Памелы Айсли в исполнении Умы Турман до совершенно безблагодатного Бэйна. Последний в общем-то просто попал под раздачу - персонаж появился спустя 30 лет после эпохи веселья и задора и оказался не готов к превращению из немезиды в пустоголового миньона.

Чужим на этом празднике жизни, как ни странно, оказывается Мистер Фриз, чья мотивация взята не из комиксов, а из мультсериала Брюса Тимма, своей драматургией дающего фору многим произведениям жанра и сегодня. Удивительно, но уровень работы аниматора настолько высок, что работает и здесь, в пучине веселья, но, кажется, словно бы в кино другого жанра, места и времени. Окажись антагонист Шварценеггера в Бэтмене другого постановщика и направленности, и смог бы завоевать всё внимание публики, но здесь обращает внимание лишь кэмповыми шутками и нескончаемым потоком из игры со словом ice. Рифмуется с линией Фриза разве что история Альфреда Пенниуорта в исполнении Майкла Гау, в некоторые моменты своей трогательностью напоминающая, что выбери Шумахер другой постановочный курс, могло бы получиться кино, достойное не только звания оммажа 1960-м. Об упущенных возможностях здесь вообще напоминает многое: не только Фриз и Альфред, но и Джордж Клуни. Лощёный миллиардер актёру удаётся на ура - перед нами фактически идеальный Уэйн, в других режиссёрских руках перед нами был бы и идеальный Бэтмен. В общем-то, в других руках сослужили бы службу не только мастеров по ёлочным украшениям и ответственные за визуальную составляющую фильма - смотрится картина дорого и размашисто и спустя 20 лет.

"Бэтмен и Робин" - 2 совсем разных фильма под одной обложкой, но живущих по разные стороны киновуали, практически не пересекаясь между собой, что выгодно отличает от невыносимого предшественника. Но именно сосуществование двух ипостасей даётся тяжело - режиссёр словно бы готовый сорваться в окончательную абсурдистику, вынужден вспоминать и о корнях Бэтмена, как киношного, так и комиксного. Две стороны сталкивает между собой новое пополнение Бэт-Фэмили - Барбара Бэтгёрл, превратившаяся в этой версии в племянницу дворецкого (великие времена, когда пытался приударить за ней Грейсон, а не Брюс). И в моменты, вынуждающие Бэтмена разбираться ещё и с неугомонным потомством, добавляя фильму ещё один лейтмотив, кажется, пир духа режиссёра вот-вот рискует надломиться, чему не позволяет в общем то только всё тот же абсурд, выкорчевать который крайне сложно, а именно он куда более близок режиссёру, чем всё остальное.

Конечно, как продолжатель дела Бёртона "Бэтмен и Робин" Джоэля Шумахера - былинная содомия, 20 лет назад утопившая франшизу до прихода своего спасителя в лице дерзкого англичанина. С другой стороны - какому ещё персонажу комиксов удалось пройти на киноэкране путь через все эмоциональные спектры книжек с картинками - и выдержать. Вопрос риторический и скорее подтверждающий уникальную пластичность Человека-Летучей мыши, которому оставалось только воспрянуть, вновь став Рыцарем тьмы. Но это уже другая история.

Tags: batman, dc, Бэтмен на экране, кино, мнение, юбилей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments