Кирилл Воронин (lirik92) wrote,
Кирилл Воронин
lirik92

Categories:

Список Цезаря

Планета обезьян всегда славилась своим бескомпромисным взглядом на человечество, ставя моральные вопросы, на которые не стремилась давать хоть сколько то положительного ответа, загоняя людей (в буквальном смысле) в условия, когда они сами могли почувствовать себя в шкуре животного, оказаться по ту сторону апартеида, ощутить на себе все радости расизма. Таков был и роман Пьера Буля, таков был кинофеномен Франклина Шаффнера, не так далеко ушёл от сути Тим Бёртон, а так же сериалы и мультсериалы по мотивам. Забавно, учитывая, что скрывать социальное высказывание каждый раз приходилось гостю на этой Планете редкому - эволюционной фантастике, но тоже нисколько не ратовавшей за выживание доминирующего ныне вида млекопитающих. Удивительно, что за сами эволюционные вопросы, фактически скрытый потенциал франшизы, схватились только спустя сорок с лишним лет после того, как Чарлтон Хестон в отчаянии преклонил колени перед Статуей Свободы, фактически мгновенно превратившейся в ярчайший символ пост-апокалипсиса. Схватился Мэтт Ривз, переведший серию, перезапущенную Рупертом Уайеттом на тот уровень оригинального фильма, к которому все бесконечные сиквело-римейко-ребуты пытались подобраться почти пятьдесят лет.

Если Восстание было одной большой отсылкой, фильмом-перевёртышем, взявшим на себя решимость перепистать сюжет оригинальных продолжений фильма 1968-го, проведя главного героя, теперь не человека, а обезьяну, Цезаря, через те же испытания, что когда-то проходил герой Чарлтона Хестона, не забыв забить диалоги цитатами из всей оригинальной пенталогии, то Мэтт Ривз пошёл своей дорогой. Особенно иронично, что дорога привела его туда, откуда и начиналась: к социальной фантастике. Только не прямо, а предварительно проведя обезьян через коварную и не терпящую слабости эволюцию. Да, превратив теперь уже кинотрилогию в постепенный путь восхождения семейства человекообразных обезьян, без лишней суетливости показав историю становления сообщества, рост интеллекта и начало деградации человечества, Ривз рискнул взять на вооружение научно-фантастические девайсы, вроде вирусов, лишь в самых крайних случаях, но и то чтобы показать то, к чему данный мир, и вид хомо сапиенса по версии Шаффнера рано или поздно придёт, на примере особо отличвишихся представителей этого вида. Примечательно, что в Войне человечество окончательно теряет свою индивидуальность: за масками белых штурмовиков не видно лиц, безымянная личность антагониста скрыта за званием Полковника. Лишь девочке, ребёнку нового мира, единственной, кто в нём способен сочувствовать обезьянам, не видящей злости не от кого, кроме людей, будет дано имя, так созвучное НОВОму порядку, словно бы лишь по случайному совпадению напоминающей о безмолвной героине книги Пьера Буля (и заодно его экранизации).
Обезьяна не убьёт обезьяну. Именно убийство (а не труд) себе подобного превратило некогда приматов в людей, на что намекал Артур Кларк в Космической Одиссей (хоть и смягчал свои мысли якобы вмешательством извне), о чём молчал (но показывал тем, кто понимает) Стэнли Кубрик. Именно убийство себе подобного сделало Кобу человеком. "Ты не обезьяна!" - молвит Цезарь Кобе в финале "Зари", но сам попадает в ту же эволюционную ловушку, превращаясь в лидера социума, будучи вынужденным пройти и этот страшный этап, сам отойдя от пути, который преподал обезьянам. Кажется, что антагонистом здесь не ходячий гротеск с лицом Вуди Харрельсона, а всё тот же Коба, как обратное отражение Цезаря - жертва человеческих пыток - не нашедший примирения с некогда доминирующим видом, маячищий где-то на задворках сознания героя Энди Сёркиса. Героя, выращенного людьми и сталкивавшегося с их теплотой не реже, чем с жестокостью, но готового лишиться иллюзий с минуты на минуту, чтобы вынести приговор человеку, а значит... себе.

Приговор у Ривза однако человечеству совершает не природа. Не некий вирус, не обезьяны тем более, желающие лишь мирной жизни. "Война" в названии - это война людей... с людьми. Простой, но понятный твист, кажется, даже на пороге исчезновения человек не способен отойти от той ненависти, которую породила необходимость слабому представителю приматов, с единственным преимуществом в виде прямохождений, вырваться вперёд на эволюционной арене. Вот здесь и происходит возвращение Планеты обезьян в лоно социальной фантастики. Кажется, что за решётками нового концлагеря сидят совсем не обезьяны, кажется, что призывы о спасении родного вида лишь эхо невысказанной злобы одной расы по отношению к другой. Кажется, история это уже проходила: и когда Полковник Харрельсон вновь и вновь говорит об ошибках прошлого, которые он не допустит, кажется, что тут даже ирония не способна быть доброй. Однако, сам сеттинг борьбы за выживание двух видов словно бы смягчяет то, что в другой жизни было бы заклеймлено преступлением против самого человечества: безумные мотивы есть у каждого, и когда Полковник и Цезарь встречаются глазами - кто из них Обезьяна, а кто Человек - разобрать становится труднее с каждой секундой. Наследие Пьера Буля, к которому Ривз стремился уже в финале предыдущего фильма, вновь оживает - на каждой из сторон есть и правые и виноватые. И среди обезьян есть Коба. И среди людей найдётся место Нове.

И вместе с Новой и новым домом, словами орангутана Мориса (словно бы полной противоположности знаменитого Зайуса!) и светом солнца - находится место тому, чему ни Буль, ни Шаффнер в разгар Холодной войны, в космические 1960-е, места не оставляли. Обратите внимание, как теплота красок Восстания, сменившись осенней серостью Зари, уступила место зимнему холоду Войны. Но когда в финале Нова и Корнелий, дети двух миров, берут друг друга за руки, и в беспокойном мире, впервые с тех пор, как герой Джеймса Франко попрощался с Цезарем, вступают в силу тёплые краски и брезжит солнце, кажется, что мир Франклина Шаффнера не обязан вновь напоминать о себе. И "Планета обезьян: Война" превращает ребут истории о перевёрнутом мире, где обезьяны заняли место людей, а люди место обезьян, в самую смелую научно-фантастическую трилогию нашего времени. Фактически уникальный эпос.

Непривычно злое киновысказывание о... надежде.

P.S. Джорджу Тейлору пора домой.
Tags: 2017, planet of the apes, кино, любимые кинофраншизы, мнение
Subscribe

  • Nolanverse. Act III: Отцы и дети. Действие II. Эпилог

    Части VI и VII Часть VIII. "The Dark Knight Rises" / "Interstellar" Разязываются судьбы не только полицейского и…

  • Nolanverse. Act III: Отцы и дети. Действие I

    Каждый фокус состоит из трёх актов или действий. Действие первое называется обещание. Фокусник показывает вам самый обычный предмет — колоду…

  • В первый раз

    Спустя 15 лет после выхода "Бэтмена: Начало" начинаешь осознавать, что 15 июня 2005-го года, день премьеры четвёртого полнометражного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments