Кирилл Воронин (lirik92) wrote,
Кирилл Воронин
lirik92

Categories:
  • Music:

Star Trek: Voyager

"Есть три вещи, которые нужно соблюдать, будучи капитаном: держать рубашку заправленной, тонуть вместе с кораблём и никогда не бросать никого из своей команды" (c)
капитан Кэтрин Джейнуэй

"Вояджер", будучи уже 4-м сериалом (5-м, если считать мультипликационный) в масштабной телеэпопее о борьбе Звёздного Флота за светлое и безмятежное будущее, на первый взгляд отправляет нас туда, куда действительно не ступала нога человека и авторов франшизы - в дельта-квадрант Млечного пути, за 70 000 световых лет от Земли, чтобы поставить перед экипажем совсем другие задачи, нежели у предыдущих героев космо-эпика. "Вояджер" становится сагой не только о встрече с неизведанным, казалось бы, здесь, на другом конце нашей Галактики действительно чем-то чуждым, далёким, но и о возвращении домой, выживальческой драмой о пути в неизвестность, где пункт назначения - родная Земля. Ни Звёздного флота для поддержки, ни знакомых рас вроде клингонов или вулканцев, способных протянуть руку помощи - Вояджер по сути своей настоящее испытание на прочность хвалёного Старфлита  (чьи устои осмелился поставить под сомнение "Глубокий Космос 9"), где за пределами небольшого (в сравнении с тем же Энтерпрайзом) звездолёта бесконечная пустота, способная чью угодно надежду подвергнуть испытанию. И словно бы и того новому экипажу мало - Маки - команда террористов, досаждавших экипажу ДС9 и Флоту оказывается здесь же, в Дельта-Квадранте, вынужденная встать перед выбором - идти своей дорогой или объединиться с флотскими. Ставки нарастают с каждым новым поворотом сюжета, обещая самый смелый сериал во вселенной Звёздного Пути... Но ключевое слово, как говорится - обещая.

На деле, Вояджер очень быстро превращается в старый добрый Трек, где каждая планета лишь повод для первого контакта, социального урока (которые всё проще), где гуманоиды отличаются лишь модой причёски и носовым и, если повезёт, лобными гребнями. Разногласия очень быстро прекращаются и уже к финалу первого сезона конфликт между Федератами и Маки разрешается сам по себе, а все конфликты внешние, сопровождаемые всё более нелепыми технологическими объяснениями, в которых перемещения во времени, двойники из параллельных реальностей становятся скучным вторником, которые никого не удивляют, разрешаются в пределах одной серии. Вот и команда звездолёта, верная своим директивам продолжает делать то, чему учил Джин Родденберри в ситуации совершенно для того неприемлимой, тратя время не только на бартер, но и на изучение новых культур, приводящее к конфликтам новым, избежав которых команда бы могла сократить путь, кажется, в половину. Словно в порыве самокритики в первой половине 4-го сезона сценаристы устами Седьмой из Девяти, новой участницы тур-похода, зададутся смыслом подобных действий, лишь только чтобы получить от Капитана очередную отговорку о принципах Звёздного Флота, намеренного растянуть путешествие своего звездолёта до семи сезонов.

И Вояджер превращается в копирку Следующего поколения, лишённую былого духа авантюризма и изобретательности, где капитан Кэтрин Джейнуэй становится суровой матерью своему экипажу в противоположность суровому же отцу в лице стюартовского Жана-Люка (к ней даже несколько раз заглянет Кью, словно бы проверить, не ошибься ли он звездолётом). Только кажется мы видели всё это уже где-то до, только лучше и взрослее, так что и формула начинает приедаться с каждым сезоном всё сильнее. Конечно есть в первых сезонах и свои прорывы, серии, эпизоды сериала и жизни экипажа мрачные и психологически тяжёлые, словно бы забрётшие сюда с площадки "Секретных материалов", ставших краеугольным камнем нф-телевидения в 1990-е, но кажется это лишь отголоски того, чем сериал действительно мог стать в своей бесконечной Одиссее. Ведь кому как ни Вояджеру больше всего подходит сравнение с гомеровской эпопей - возвращением на родную Итаку, Землю, истинная Космическая Одиссея, но только растерявшая собственный потенциал с самого начала. Фактически дельта-квадрант тот же наш квадрант (иронично, что даже его жители называют его дельта, хотя по логике он должен быть для них альфа, ну или бета, ну или.... кого я обманываю, всем плевать), только по иронии не сумевший создать в полной изоляции технологии сходные с расами нашей части Галактики. Подумайте сами - Вояджер постоянно находит достижения науки и быта для бартера - кажется, великая Федерация могла бы обеспечить своими достижениями весь Млечный Путь. Неудивительно, что им так и не встретится достойный противник. Кейзоны, видиане, хироджены - авторы пойдут на все ухищрения, но собственных архизлодеев Вояджеру так и не достанется, и после многочисленных фальстартов придётся вернуть боргов, с которыми, кажется, покончили в "Первом контакте", но лишь временно: и верно, зачем изобретать велосипед, если он пылится на балконе у Жана-Люка Пикара?

И именно здесь, в этой точке пересечений звёздных дорог Вояджеру предстоит встретиться со своей главной проблемой в лице маленькой станции на границе Баджора: да-да, речь о старом добром Дип Спейс Найн. Одновременный выход двух франшиз (Вояджер начал выходить параллельно 3-му сезону ДС9) к сравнению не просто вынуждает, он не оставляет другого выхода. И в пользу Вояджера не говорит, кажется, ничего. Речь и о собственном уникальном для сериала архи-злодее: Доминион - угроза межгалактическая, кажется, для федерации более серьёзная, чем Борг; и о самой структуре - ДС9, выстроивший мультсезонные арки не чета Вояджеру с его утомившими "монстрами недели"; даже суть Звёздного Флота оказывается поставлена под удар куда больший на маленькой станции Федерации, чем на корабле, отрезанном от дома тысячами световых лет, что уж говорить о персонажах: столкновение между флотскими и гражданскими на ДС9 не прекратятся и во время войны, давая возможность для десятков сценарных возможностей, которые Вояджер опрометчиво губит уже первым сезоном. И кажется, что шансов исправить данное положение у него уже быть не может, особенно когда кульминация войны за наш космос всё ближе и все силы отдаются "Глубокому Космосу". Оттого однако ещё более поражает тот факт, каким образом, растеряв все свои достоинства, Вояджер умудряется найти в себе силы превратить в достоинства новые... свои же недостатки. Но ответ к задаче необычайно прост и даже банален: он в его команде.

На самом деле понять, в какой момент происходит перемена, не так и сложно: стоит только капитану Кэтрин Джейнуэй в исполнении Кейт Малгроу распустить свой узел, и волосы, обрамляющие её черты, словно смягчая выражения лиц, превращают её в верного друга, наставника и помощника. Перемена вовсе не случайна: Малгроу уже в начале производства подарила капитану Элизабет Джейнуэй своё имя, и эволюция, кажется, была неизбежна. Отдав этой роли 3 года своей жизни к 4-му сезон Малгроу превращет капитана в себя, а себя в капитана - актёр и персонаж становятся неотделимы друг от друга: капитанский неизбежный апломб всё чаще сопровождается улыбкой, похлопыванием по плечу верного рулевого, и ты не замечаешь, как "да, капитан" незаметно превращается в "конечно, мэм". И так же незаметно Джейнуэй-Малгроу превращает команду в нечто совершенно большее, чем экипаж. Состав "Вояджер" превращается в семью.

Конечно, каждый Стар Трек в основе своей - история о семье, но в Вояджере это понятие переходит на новый уровень: нынешняя капитан не способна разбрасываться краснорубашечниками, не может позволить себе жить принципом "заменим каждый" после потери очереднего рядового, возникшего в закоулках звездолёта из ниоткуда на одну серию, ожидая замены техника на ближайшей станции Звёздного флота. Так что и потери будут сведены к необходимому для сериального напряжения минимуму: в конце концов, и Вояджер сериал не о войне, как его станционный собрат по эфиру, а значит, заканчивать трагедией очередную высадку десанта на очередной планетоид ради первого контакта нет никакой необходимости. И честное слово, представить, чтобы Капитан Капитанов или же старый добрый Пикар так запросто общался с рядовыми фактически невозможно. 4-й сезона превращает Вояджер в совершенно другой сериал, и речь не только о сюжетах, чей уровень растёт, как в природной необходимости сохранять жизнеспособность при столь солидном глубококосмическом конкуренте, так и в запоздалой попытке вернуть растерянных зрителей к телевизионному экрану. Капитан и команда становятся друг другу верными друзьями, кажется, даже на площадке: фамильярность между членами экипажа выглядит почти недопустимой, а диалоги чем дальше, тем больше напоминают импровизации, приятельские подколы и конфликт между Маки и Федерацией кажется каким-то отголоском далёкой эпохи войны с Доминионом, оставшейся где-то не только по другую сторону Галактики, но кажется в другом времени.

Вот и Седьмая из девяти - бывший борг, введённая в сериал словно лишь в попытке привлечь мужскую половину аудитории своим излишне обтягивающим даже по меркам формы флота костюмом, оказывается важным дополнением не столько в составе сериала, сколько в жизни самой капитана, словно бы по своей природе ищущей возможности осуществить понятный материнский инстинкт. Введение пройдёт не без потерь: сюжетной арке Кес, инопланетянки подобранной кораблём ещё в пилотной серии так и не дадут достойного завершения, а первый помощник Чакотей, в исполнении харизматичнейшего Роберта Белтрама, окажется где-то на втором плане в этой космической одиссее. Впрочем, в этом весь Вояджер: каждое верное решение словно вынуждено компенсироваться неверным, но тон и настрой поменяются радикально именно со сменой настроя самой командой. Отныне сценарные препятствия станут лишь очередными препятствиями на пути к дому.
Впрочем, ошибки действительно становятся уроком для самих создателей: самые слабые эпизоды, отстутствием которых не мог похвастаться и лучший из треков, с лихвой компенсируются настоящими жемчужинами научной фантастики вроде "Year of Hell" или "Timeless", ставящих команду на край безвыходности, какой ещё не знал ни один экипаж: наконец-таки используя фабулу на полную катушку. "Course: Oblivion" - отдельный маленький шедевр, действие которого могло состояться только в концепции Вояджера. И словно в ответ подобным нф-триллерам Вояджер оказывается не чужд замечательной комедии: чего стоит только "Bride of Chaotica!" потрясающее признание в любви палповой фантастике 1930-х в духе Флэша Гордона или "Author, Author" - не только замечательное исследование самовыражения, но и попытка ответить на вопрос, что же определяет индивида как нечто живое. В последнем случае невыполнимую задачу донести мысль берёт на себя голографический Доктор, бесцеремонно крадущий одну серию за другой с самого начала Вояджера. Роберт Пикардо (ни слова про фамилию одного известно Капитана) - настоящий кладезь энергии, самый живой участник телетруппы, способный вытянуть своим комедийным талантом сериал даже в самые тёмные времена.

И ничто так не отражает весь сериал, как его финал. Необходимый и очевидный, крайне эффектный, но кажущийся нещадно обрубленным. Герои идут к цели со скоростью кометы, но после её достижения экран как можно скорее прерывается титрами. Словно в противовес ДС9, потратившему лишние 20 минут финальной серии на прощание с командой - Вояджер не позволяет сказать последнее слово ни команде зрителю, ни зрителю махнуть кораблю напоследок. Пресловутая эмоциональная манипуляция здесь не то что сведена к минимуму, её просто нет, странное решение для финала пути в 7 лет и 172 серии. Что уж говорить - если куда больше эмоций вызывает серия прощания с одним из персонажей, нашедшим свой дом за много световых миль от Земли. Зато финал эффектный не то слово - вновь, одно верное решение вынуждено быть компенсированным другим неверным.

Но когда финальные титры идут по телеэкрану, и путешествие подходит к своему завершению - внезапно фраза "важен не финал, важно само путешествие" обретает себя истиной до последнего слова. И несмотря на то, сколь ухабистым вышел путь "Вояджера", вспоминаются не его падения, а почему-то только взлёты. И как после тяжёлых трудовых будней вспоминаются не тягости службы, а приятные мгновения, случайные улыбки и тёплые встречи - так и "Вояджер" оставляет в сердце теплоту и воспоминания об экипаже, который спустя пусть половину сериала, но сумел стать семьёй. А став, позволил стать её частью и зрителю. И где-то за приключениями капитана Протона и голографическими романами Доктора совершенно забывается, что эти персонажи тоже актёры, сами ставшие единой семьёй под командованией Кэтрин Малгроу-Джейнуэй. Помощника, друга и наставника.

А это, знаете ли, замечательное достижение.

P.S.: "За путешествие!" (с) энсин Гарри Ким

Tags: star trek, tv series, мнение
Subscribe

  • 80

    Не каждый в такие то годы сможет тянуть на себе научно-фантастическую франшизу. Впрочем, сэру Патрику Стюарту, кажется, его работа только в…

  • Создатели

    "Не можешь победить - просто купи" Забавно, что в фильмографии режиссёра Джона Ли Хэнкока "Основатель" идёт сразу за…

  • 75/77

    Two Captains. One Birthday. Долгой им жизни и пребывания с ними Силы. Как говорится, Make It So!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments