Кирилл Воронин (lirik92) wrote,
Кирилл Воронин
lirik92

Category:
  • Music:

Кристофер Нолан. Довод


Время словно остановились, когда часы, наконец, пробили полночь, и «Интерстеллар»  стал словно сюжетной кульминацией, пресловутым Последним рубежом и «Финальным кризисом» в карьере Кристофера Нолана разом – расписанное будущее человечества, наполненное пессимизмом неизбежного финала и оптимизмом того простого факта, что финал – лишь начало чего-то нового. Рубеж, от которого осталось лишь оттолкнуться, сделать передышку, и отправиться назад во времени, в буквальном сюжетном и переносном творческом смысле, словно протянув руку к собственному «Началу».

И сам по себе «Довод» - настоящая режиссёрская инверсия. Уже в одной из первых сцен фильма главного героя, лишенного в этот раз даже односложного кодового имени в духе ранних фильмов Нолана, встречает старый друг – Джереми Теобальд, некогда протагонист «Преследования» попросит нынешнего «протагониста» буквально «последовать» за ним, к столику с Майклом Кейном, верным талисманом режиссёра: в один момент соединяя воедино прошлое, настоящее и будущее. Вот так и само кино – беззастенчиво соединяет в один момент сюжетные линии – движется в обоих направлениях, при чём зачастую без ведома зрителя, по крайней мере, на первый взгляд. Да, Нолан остаётся верен самому себе – доводя пересматриваемость фильма до крайности, скорее необходимости, ведь кажется, теперь одного раза для понимания всех сюжетных перипетий хватить не может – кино остаётся загадкой в самом себе – пазлом, который необходимо сложить в единую картинку самому зрителю, в отсутствии в этот раз очевидного красного мячика, способного разложить все карты волшебника в единый слаженный «Престиж».

«Довод» действительно пазл внутри пазла, но намеренно ли? Излюбленный приём режиссёра – сюжет внутри сюжета – словно бы выходит из-под контроля, основной и обратный ход времени меняются местами буквально на ходу, создавая словно бы дисгармонию сценарного голоса. Так же, как инверсированное время грозится поглотить собой прямолинейное, обратный ход времени в духе «Мементо» становится обратным буквально только для того, чтобы… совершить инверсию внутри инверсии, оттолкнувшись вновь от начальной точки двинуться к её финалу. Кино – палиндром не только по названию, но, по сути – вечное столкновение начала и финала без чёткой кульминации, а потому и «Престиж» в этот раз кажется невозможным. Он произошёл задолго до или произойдёт много после сюжетного нарратива, лишь загнанного в небольшой промежуток времени, словно бы выхваченный кусок из куда более масштабного конфликта. И атака на оперу в начале фильма, и финальный забег по заброшенному городу в его финале являются прологом и кульминацией, словно бы лишь из необходимости создать видимость привычных пунктов сценария: история начнётся и закончится, так же, как и началась или закончилось – за пределами промежутка времени, которому свидетелем становится сам зритель.

И прелесть «Довода» становится очевидной не сразу. Играя на мотивах предопределённости, закольцовывая начало и финал в вечную лестницу Пенроуза, стремящуюся оборваться на следующем сюжетном витке, мчащемся по кругу, но, словно по вине визуальной иллюзии не обрывающуюся, 11-й фильм Кристофера Нолана становится собственным основателем и главным героем подобно же «протагонисту» собственного маленького мира. Вселенная внутри Вселенной – Кризис внутри Кризиса – кино, являющееся частью фильмографии режиссёра, и столь явно из него выбивающееся. «Довод» словно бы сам себе по сиквел и приквел разом – кульминация историй о будущем и прошлом, точка схода, открывающая сотни возможностей развития событий по обе стороны хронометража. Главного героя никто ложно не обвиняет в преступлении, которого он не совершал? У главного героя за плечами нет погибшего любимого человека? Что ж, совсем не факт: возможно, просто, все эти события в жизни протагониста ещё не произошли.

И так же, как «Престиж» демонстрировал необходимые этапы для создания сюжетного финального катарсиса в фокусе под названием кино на собственном примере, так же как «Начало» рассуждал о силе идей в искусстве, попутно эти самые идеи в зрительское сознание закладывая, так же и «Довод» - самоочевидный пример ещё одного феномена истории, самой историей и заложенный. Любой сюжет, будь то книжный или сценарный – лишь эпизод из жизни куда большей, вырванный кусок эпохи, отрезок на бесконечной линии, очерченный выбором самого автора. Любая история – это фантазия, даже основанная на реальных событиях – будучи сжатой до рамок сюжета, меняющего под свои нужные не только события, но и временные рамки, в которых и помещается условный протагонист. Протагонист – не кодовое имя, а суть, герой лишь инструмент в руках творца, призванный выполнить необходимую миссию, заданную автором в тех самых временных рамках, что ему отведены, оставляемый на произвол судьбы после пресловутого “The End”, становящийся уже протагонистом собственной истории. И хэппи-энд – лишь итог отведённого хронометража, но не целой жизни.

Недаром, Нолан, всегда питавший страсть к Бондиане, именно здесь, кажется, окончательно отдаёт бразды традициям любимой шпионской франшизы. Тайные встречи в нелепо дорогих ресторанах, игры с антагонистом, работающим на таинственную организацию, в кошки-мышки, прогулки с девушкой злодея на его же яхте, сверхсекретные миссии, оставляющие после себя города в руинах – всё это агент 007.  Неудивительно, ведь Джеймс Бонд  (Bond – буквально связанный) эталонный протагонист – герой без собственных устремлений и взглядов – лишь винтик на службе Её Величества – идеальный герой-патриот в руках режиссёров, сценаристов, начальника и своей родины, отдавший сердце цели куда более масштабной, чем личные интересы. И «Довод» - Бондиана в её лучшие времена, когда безликий глава «СПЕКТРа» был скрыт за пластиковой ширмой, когда очередной «мини-мы» рассекал море на самой дорогой яхте, когда место тайной базе находилось в сердце вулкана или радиоактивного острова. Правда, герой, вынужденный схватывать правила игры на лету, кажется, не столь удачен и находчив, как лучшие агенты с двумя нулями, но ведь в пределах «Довода» целая вселенная, а потому стать одним из лучших хватит времени и ему.


Да, Нолан остаётся верен самому себе – так же, как «Дюнкерк» сжимал неделю до часа, растягивал час до недели – так и «Довод» манипулирует временем, создавая хитроумный пазл, который необходимо разгадать протагонисту истории вместе со зрителем, с той лишь разницей, что последнему на это дано лишь 2,5 часа хронометража, в то время, как у Протагониста есть все время мира, которого, кажется, у самого мира нет. Вот так и само кино – беззастенчиво соединяет в один момент шпионский боевик и притчу-предупреждение, продолжая основные темы «Интерстеллара», отматывая часы назад, пока минуты Часов Судного дня всё ближе к полуночи. Не забудет нам напомнить об этом в одной из финальных сцен фильма и персонаж Кеннета Браны, лишь в предыдущем фильме фактически протагонист в планах по борьбе за возвращение на родину, а теперь ставший на другую сторону весов – за будущее нашей планеты несём ответственность только мы. Как и всегда у Нолана новая лента дополняет предыдущие: там, где «Интерстеллар» говорил о том, как пережить неизбежное, «Довод» задаётся вопросом о возможности это неизбежное предотвратить, превращаясь в настоящую режиссёрскую инверсию.

Потому что ответ может быть только в настоящем мгновении, как и решение, что может быть принято лишь здесь и сейчас, каким бы неизбежным не казалась предопределённость грядущего. Потому что настоящее и есть тот самый рубеж между прошлым и будущим, от которого остаётся лишь оттолкнуться, сделать передышку, и идти вперёд, в буквальном сюжетном и переносном творческом смысле, словно протянув руку к собственному «Возрождению». И «Довод» одновременно эпилог и пролог в фильмографии Кристофера Нолана, и финал в итоге – лишь начало чего-то нового, по той простой причине, что с окончанием хронометража – история не кончается, а вслед за Последним рубежом  и «Финальным кризисом» следует новое будущее, наполненное пессимизмом неизбежно уходящего прошлого и одновременно оптимизмом в ожидании неизведанного.
Потому что время бежит по обе стороны от полуночи.
Tags: 2020, nolan, nolanverse, кино, мнение
Subscribe

  • Золотой Лирик 2020

    Финальный отсчёт пошёл. Последний Оскар ушедшего десятилетия будет роздан завтра (через 2 дня, учитывая разницу широт), и на этом подведёт итог…

  • 2020

    Этот год должен был быть совершенно другим. Лето 2020-го, где ЧЖ1984 и Чёрная Вдова сталкиваются лоб в лоб, чтобы показать, супергероиня чьей…

  • Годзилла: Солнце Уходящей Эпохи

    Эпилог: Король и я Мне 6 лет, когда мы с мамой едем в Сочи. На дворе лето 1998-го, и смутные воспоминания стирают из памяти многое, оставляя лишь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Золотой Лирик 2020

    Финальный отсчёт пошёл. Последний Оскар ушедшего десятилетия будет роздан завтра (через 2 дня, учитывая разницу широт), и на этом подведёт итог…

  • 2020

    Этот год должен был быть совершенно другим. Лето 2020-го, где ЧЖ1984 и Чёрная Вдова сталкиваются лоб в лоб, чтобы показать, супергероиня чьей…

  • Годзилла: Солнце Уходящей Эпохи

    Эпилог: Король и я Мне 6 лет, когда мы с мамой едем в Сочи. На дворе лето 1998-го, и смутные воспоминания стирают из памяти многое, оставляя лишь…