Кирилл Воронин (lirik92) wrote,
Кирилл Воронин
lirik92

Category:

Годзилла: Эпоха Атомных Звёзд. Reiwa Era


Часть IV: Не время умирать
В 2004-м вместе с окончанием Эры Миленниум, и провалом "Финальных войн" Атомное Солнце заходит окончательно, оставив напоследок яркое воспоминание о самой яркой Звезде, причём буквальное: Годзилла получает собственную Звезду на Голливудской Аллее славы. Пройдя путь от воплощеннего разрушения до героя целой нации и обратно, отправившись за океан и вернувшись на родные берега, Годзилла становится частью нашей жизни, так же, как энергия атома, когда страхи и надежды сливаются в единое обыденное целое: атомная энергия - это не хорошо и не плохо, она просто есть, и человечество, наконец, учится с этим жить. И Япония - часть общего целого, страна, питаемая сегодня 12 атомными электростанциями: атом, некогда уничтоживший вспышкой света 2 города становится носителем тепла, чья энергия подчинена, кажется, окончательно, настолько, что к 2010-м годам не только Хиросима и Нагасаки, но и Чернобыльская трагедия остаются частью далёкого прошлого, века мировых и холодных войн. Титан уходит на покой, оставаясь лишь далёким напоминанием

Уходит на покой целая эпоха величественных титанов, и ведь подумать только: с 1991-го по 2005-й каждый год на экраны выходил кайдзю-фильм, будь то Годзилла, Гамера, Мотра или... Конг. Назвать "Кинг Конга" Питера Джексона кайдзю-фильмом, впрочем, сложно, скорее голливудский 3-часовой эпик, почти пеплум в антураже 1930-х, прямое доказательство того, что в отличие от Годзиллы история Конга работает лучше всего в мире 1933-го года, и логичный итог всему, что собственно первый Кинг Конг и запустил, финал эволюции, где монстр, некогда восьмое чудо света, отныне приручённый чистой красотой, способен не разрушать, но любить. И "Кинг Конг" Питера Джексона доводит историю Красавица и Чудовища до драматического совершенства, в уже неприкрытую драму о человеке, уничтожающем прекрасное и уникальное в мире природы. И и стория кайдзю, кажется, подходит к своему завершению, bookend'ом Острова черепа, где когда-то и родилась. Пока 11 марта 2011-го года грознейшее Землятресение в истории Японии не приводит к реакции, которая катализирует начало Аварии на атомной электростанции "Фукусима-1". Анабиоз подходит к концу: в ночном небе восходят Атомные Звёзды. И Король пробуждается вновь. В этот раз по обе стороны океана, порождая два наиболее противопожных кино-творения за всю историю Годзиллы.
Глава I: Вдали от дома
На самом деле - о Годзилле никто не забывал. Фильм о Короле в том или ином виде всегда оставался в умах кино-продюсеров Голливуда, даже после того, как Зилла Эммериха не вызвала энтузиазма в 1998-м: технологии развивались, в свои права вступал IMAX и, кажется, не было лучшего способа проверить состоятельность формата, как пробудить Короля разрушения вновь. Остаётся лишь поражаться своевременности решений: на место постановщика нового римейка был выбран Гарет Эдвардс в январе 2011-го, буквально за 2 месяца до Фукусимы, и кто знает, каким бы путём пошло кино, не случись этой Аварии. Цепная реакция была запущена, расщепление началось: американцы готовы были сказать своё новое слово в мире, где вера в атом, кажется, пошатнулась вновь. Но для начала вслед за японцами пора была с ушедшей эпохой попрощаться и Америке. На самом деле, стоит вам продать лицензию на определённую франшизу и в любой момент времени, даже если вы не выпускаете ни одного фильма, вы всегда сможете найти чем подпитать поклонников, всегда нуждающихся в новом контенте. И неважно, какую форму примет контент: сериал, видеоигры, книги или комиксы, будь то "Звёздные войны", "Звёздный путь", "Терминатор" или "Джеймс Бонд" - если нужно - франшиза эволюционирует, примет новую форму, но будет жить. "Годзилле" не нужно было даже эволюционировать: комиксы о Короле выпускали ещё Марвел в 1970-е, и к 2000-м найдя дом в издательстве IDW - монстр продолжил напоминать о себе тем, кто продолжал в него верить, а потому нет ничего удивительно, что именно комиксы первыми напомнили о Короле в политическом и научном ландшафте 2010-х.

"Godzilla: Half-Century War" Джеймса Стокоу словно бы постскриптум целой эры - последний взгляд на ушедшую Эпоху Атомного Солнца перед рассветом Эпохи новой. 5 номеров общей продолжительностью в 48 лет (от 1954-го по 2002-й), умудряющиеся вписать все три Эпохи Короля (Showa, Heisei и Milennium) в один цельный континуити, за 110 страниц проложить ковровую дорожку Королю монстров по пъедесталу размахом в целый мир. "Полувековая война"  - история глазами простого японского солдата, на протяжении 48 лет становящегося свидетелем разрушений и воскрешений, чудес биологии и техники, стоклновений монстров и инопланетных захватчиков. 5 номеров кайдзю от Ангируса до Кинг Гидоры, 5 номеров концепций от пришельцев, контролирующих кайдзю, до пушки, стреляющей чёрными дырами. 5 номеров признания в странной, но почему-то понятной любви чудовищу, ломающему города, жизни и устои. В этом, кажется, и есть главный парадокс Годзиллы - воплощение страхов и ужаса, влюблящее в себя авторов и зрителей - словно природный катаклизм, от которого необходимо бежать, но так сложно оторваться. Но не это ли невозможное сочетание всегда привлекало нас так в вымерших титанах? Не это ли поражает воображение, когда вы стоите перед скелетом брахиозавра в музее естественной истории? Не то же самое ли пробуждает словно в генетический памяти истории о драконах, непобедимых существах, внушающих ужас и восхищение разом? Драконы в мифологиях были всегда, как и всемогущие герои. И если американские супергерои это герои греческих мифов, воплощенные в наше время, то в таком случае кайдзю это так необходимое нам воплощение нашего бессознательного восхищения перед непобедимой стихией и драконами, её воплощающими.

И то, что сделал Гарет Эдвардс в 2014-м году, в юбилейном 30-м фильме о Годзилле и в юбилейном для Короля 2014-м году, кажется, было попыткой свести два концепта, две культуры, две вселенных воедино. И то, что получилось у Гарета Эдвардса, оказалось одним из самых странных фильмов за всю историю франшизы.
"Годзилла" 2014-го начинается там, где начиналось всё: на территории Японии, делая временной круг с самого начала, адаптируя Годзиллу под реалии новой эпохи, где на первый взгляд (только на первый, it's confusing) - метафора атомной бомбы заменяется тем, о чём мир продолжает говорить третий год - метафорой трагедии на атомной электростанции, в реалиях выдуманного мира, куда более страшной, чем в реалиях мира настоящего. И первые 40 минут фильма создают атмосферу, которую через 5 лет повторят авторы телеканала HBO: здесь весь ужас и панику мы видим вместе с героями через окна домов, и далёкая катастрофа оказывается страшнее пребывания в самом эпицентре трагедии. На самом деле "Годзилла" Эдвардса, идёт даже дальше грядущего творения HBO, вместо антиутопической атмосферы Джорджа Оруэлла предлагая серый реализм мрачно-реалистичной манеры нолановского блокбастера, где, кажется, нет места мифическим фантазиям холодной войны о Мосте обречённых, чиновникам из "Голодных игр", угражающим шахтёрам расстрелом или вертолётам с плавящимися винтами на лету. Кино, которому кайдзю, кажется, могут только помешать, в пику прошлогоднему "Тихоокеанскому рубежу", где Гильермо Дель Торо устроил настоящий визуальный пир в духе работ Франсиско Де Гойи, где звездой становятся не рисованные чудовища, а герой Брайана Крэнстона, переживающий трагедию личную, моментально связывая зрителя с лентой на эмоциональном уровне. И серые щупальца, проглядывающие сквозь поднявшуюся пыль рушащейся станции пугают, кажется, больше любого монстра - фантазия дорисует сама всё лучше, чем авторы спецэффектов - Спилберг вдохновлялся Годзиллой, теперь Годзилла вдохновляется Челюстями - поэзия кинематографа в её лучшем виде.

А после 40-й минуты всё летит в тар-тарары. Сложно сказать, что тому причиной... Нет, причиной тут всё, скорее: сложно сказать, что тому причиной  В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ - то, что главный герой фильма пропадает с экрана, уступая место собственному сыну в исполнении Аарона Тейлора-Джонсона, который, при всём уважении, не Брайан Крэнстон; то, что в сюжет о японской трагедии голливудские авторы опять белыми нитками умудряются вшить город США, причём без зазрения совести выдрав идею размножения на территории американского побережья у Дина Девлина (Годзиллу Эммериха продолжают так ненавидеть, что используют её идеи и спустя 16 лет, разве что западное побережье сменили восточным); то, что в истории вообще появляются кайдзю, без которых, кажется, кино работало намного лучше; или то, что доносится из уст местных учёных, которые заслуживают отдельного оскара за то, что произносят свои реплики без улыбок? "Годзилла" Гаррета Эдвардса словно два разных фильма, сшитых в одну странную химеру, которая работает только чудесами кинематографии, как бы доказывая, что Эдвардс постановщик действительно талантливый, ведь кажется, в руках любого другого человека это кино бы развалилось без шансов на спасение.
Странная псевдонаука, даже по сравнению с фильмом 20-го века, серые светофильтры тогда, когда экран должен бы смаковать происходящий на экране эпик, персонаж, которому апплодируют люди даже после такого, он разрушает их город в своей схватке с другим представителем своего вида. Да в общем то сам заглавный герой, который якобы восстанавливает баланс, уничтожая себе подобного, ради спасения вида, который вообще-то своей планете наносит больший ущерб, чем пришельцы..... Как вы понимаете, "Человек из стали" мне не очень¯\_(ツ)_/¯. "Годзилла" Гарета Эдвардса действительно получился лучше, хотя бы потому что от "Годзиллы" массовые разрушения городов действительно ждёшь и символа Спасителя на груди он не носит. Но в этом и есть главная проблема. Проблема в том, что Годзилла Эдвардса получился именно, что Спасителем. Нет, не поймите меня неправильно, в нашем с вами путешествии по Toho-вселенной кайдзю мы побывали в самых разных ситуациях, и Годзилла конца второй половины Эры Сёва действительно самый настоящий супер-герой, сражающийся с куда более кошмарными кайдзю ради спасения даже не человечества, а планеты. Но и путь от разрушителя к герою Годзилла проходит из раза в раз всё больший, становясь скорее анти-героем, в схватку вступать с большей угрозой вынужденный, что уж говорить про откровенно детское кино второй половины 1960-х, где окончательно сменяется главный зритель франшизы, а вместе с ним и фокус постановщиков.

Годзилла Эдвардса подаётся Спасителем с самого начала, в фильме, который начинается со взрыва на АЭС, а настраивающего скорее на драму, чем на детский утренник. Нынешний Годзилла - восстановитель некоего мифического баланса между кадйзю, живущими с палеозойской эры, питающимися радиацией ядра планеты,
на поверку скорее персонаж супергеройского фильма, вынужденный драться с себе подобными так же, как герой марвеловского кино вынужден сражаться в его финале с собственным отражением в злодейском наряде. "Годзилла" Эдвардса скорее Халк, только более дружелюбный, защищающий детей на мосту Золотые Ворота от непутёвых американских солдат, приносящих большие разрушения, чем кайдзю, по виду плюшевая игрушка, отъевшаяся судя по фигуре на выпечке из радиации. В общем-то и ориджин Годзиллы, который в полной мере вы узнаете только из комикс тай-ина Godzilla Awakening, словно бы сказочная завязка, которой скорее бы подошло начало в духе "Давным-давно", чем серьёзные мины учёных, пытающихся рассказывать ахинею в духе Годзиллы Эпохи Сёва на абсолютно серьёзных щах.

И "Годзилла" Гаррета Эдвардса оставляет по итогу больше вопросов, чем ответов, абсолютно обнуляя смысл первых 40 минут, трагедии АЭС, воплощением которой не является ни Годзилла, ни по сути её кайдзю-антагонисты, ГНУСы, которых почему-то становится искренне жаль. По сути перед нами лишь пара единственных в своём роде животных, пытающихся найти место для размножения, выжигаются начисто наглым динозавром, решившим остаться единственным крышевателем района, лишь на словах восстановителем баланса природы, который при том по какой-то причине игнорирует млекопитающих, чьё количество перевысило семи-миллиардный барьер и которые используют атомную энергию с неаккуратностью, способной превратить мир в кусок пепла в мгновение ока. Местные люди, впрочем, существа не менее мифические, оставляя единственного адекватного представителя своего вида в лице героя Крэнстона после 40-й минуты хронометража, готовые апплодировать 100-метровому дракону на руинах собственного города, не имея по большей части ни малейшего понятия о том, почему два гигантских и невиданных доселе животных только что снесли целый административный центр под основания, рукоплеща, кажется, на всякий случай, словно не желая связываться со зверюгой. И герой Кена Ватанабе, взявший фамилию доктора Серизавы у учёного из шедевра Хонды, словно вершина эволюции местного человеческого рода, видя двух сминающих на своём пути Титанов древности, предлагающий здоровый с точки зрения 7-летнего ребёнка, смотрящего Годзиллу 1960-х годов, и где-то смутно понимающего, что перед ним просто два человека в резиновых костюмах, выход из ситуации, в реальном мире оказавшейся настоящей катастрофой, стоящей миллионов человеческих жизней: Let Them Fight.

Да в общем-то Годзилла Эдвардса кино, которому можно было бы простить всё, воплоти оно этот самый Let Them Fight со всей яркостью Голливудского летнего блокбастера. Только не дождётесь и этого: общий хронометраж появления Годзиллы на большом экране лишь 10 минут, куда более эффектные кадры вы увидите через теле-экран, который смотрят главные герои, а те схватки, что всё же покажут в лоб, окажутся смазаны темнотой кадра, по сравнению с которой даже "Годзилла" Эммериха кино полное света и Солнца. Отсюда словно внутренний конфликт сценария и нежданного итога: кино, снятое и показанное через глаза обычного человека по факту возможно лучше всего поставленная Голливудом лента о Годзилле: кино эффектное не в области масштаба, но в области его осознания, где мурашки бегут по коже, когда камера смотрит на животных не на уровне их голов, а снизу вверх. Кино, которому, кажется, все ахинейные пояснения и зрительские апплодисменты, обесценивающие общую атмосферу, только мешают. И когда по гребню Годзиллы бежит синяя молния, когда ты осознаёшь, к чему тебя готовит постановщик, ты действительно готов Годзилле Гаррета Эдвардса простить если не всё, но многое, получая по итогу тот случай, когда кино ты пытаешься полюбить, да только не выходит. Потому что в итоге: "Годзилла" Гарета Эдвардса - пожалуй, самая атмосферная, эффектная и захватывающая былинная хренотень в истории. Впрочем, её главная задача была выполнена, в любом случае: с 526 миллионами долларов в прокате Годзилла была возрождена. И студия Toho готова была вновь сказать веское слово, спустя 12 лет после окончания собственной кино-саги. В японскую эпоху Рейва пора было показать Голливуду, как надо.

Часть II: Возвращение домой
"Годзилла: Возрождение" 2016-го года - противоположность фильма 2014-го во всём без исключения. Даже в плане наследия. Там, где Гарет Эдвардс сумел так или иначе вернуть Годзилле её корни в лице напоминания об ядерных испытаниях в Атолле Бикини в 1954м году, "Shin Gojira" зашла на территорию, ранее японским кинематографом не исследованную. Лента говорит буквально: Забудьте всё. Если до этого каждая новая эпоха в истории Годзиллы начиналась с фильма Иширо Хонды, в случае необходимости обнуляя все остальные ленты, бывшие до неё, то Шин Годзилла - зверь совсем иного рода, обрезающий связи со всей франшизой без исключения, вводя Годзиллу в эпоху Зашедшего Солнца, пожалуй, первое абсолютно самодостаточное кино в серии со времён кинокартины 1954-го, наглый вызов устоявшимся традициям, которыми Восток славен особенно. "Годзилла: Возврождение" по сути своей наследник идеи Роланда Эммериха обнулить всю франшизу, вернув все настройки к их изначальным показателям, в центре оставив лишь суть, страх перед абсолютной стихией. "Син Годзира" делает именно это, не останавливаясь на достигнутом, идя ещё дальше, воплощая то, что способна и могла воплотить лишь Япония: 31-й фильм о Короле становится метафором атомной трагедии так, как ни был ни один о Ящере за 62 года до того.

Как и бессмертный оригинал, "Возрождение" в общем-то кино и не о Годзилле: Фукусима и Хиросима меняются местами на шахматной доске, где фигурами выступают судьбы людей. И "Годзилла" Хидеако Анно и Синдзи Хигути превращается в мрачную как чёрная дыра сатиру на политику современной ей Японии - здесь трагедия замалчивается до последнего, здесь на бюрократию уходит больше времени, чем на действия. Закономерно, что всю первую половину хронометража вы проведёте в кабинетных кулуарах, слушая болтовню политиков и журналистов, первым из которых приходится сражаться куда больше с угрозой политики внешней в мире, где всё происходящее в одной точке земного шара становится достоянием всего света. И "Возрождение" выглядит приземленнее и реалистичнее любого мрачно-реалистичного подхода, злободневнее любой постановки, на которую только может осмелиться Голливуд, кино непомерно откровенное в отношении как к власть имущим, так и к простому человеку: представить апплодисменты на объятых кошмаром улицах здесь просто невозможно. "Син Годзира" адаптирует Короля к новому столетию так, как не получилось бы ни у одного фильма Эпохи Миленниум, обновляя идею Годзиллы на уровне общественного сознания, для которого Хиросима это история прошлой Эры, а Фукусима - реальность здесь и сейчас. Но если вам в определённый момент может показаться, что нынешняя Годзилла здесь играет роль глубоко второстепенную, выставляя кино скорее политическим памфлетом, чем пугая последствиями катастрофы, то постановщики вот-вот сделают рокировку, на которую не смог пойти тот же Эдвардс.

И пламя возгорается. На самом деле, оборвав все связи с Сагой из 30 фильмов, создатели "Син Годжиры" развязали себе руки так, как никогда, получив возможность создать монстра с нуля, адаптировав под новые реалии, вместо голословных обвинений Голливуда показав, как надо, собственным примером. И Годзилла Эпохи Рэйва - монстр совсем другого рода нежели раньше, не только в плане первого в истории Toho отказа от костюмов и аниматроники в пользу CGI, но и проходящий подобно Мотре или  Десторойе несколько этапов развития, от собственного зародыша до финального титана, но представляющего собой то, что отлично описывается английским слово disturbing. Годзилла Анно и Хигути уже на уровне личинки, разбрызгивающей кровью из собственных жабр улицы Токио - уже не пробужденный титан древности, но словно тварь из бестиария японских хорроров, которому подходит слово крипота, и чему не отдаст должное ни один скриншот: такое работает именно в движении, извивавющегося, ломающего собственные конечности бастарда, который, словно бы и не должен существовать. И ты как зритель невольно ждёшь, когда личина станет бабочкой - когда это нечто приобретёт свои черты, пусть другие, нежели раньше, но хотя бы на уровне очертаний знакомые. Но когда это происходит легче не становится.

"Син Годжира" словно в пику голливудскому блокбастеру кино беспокойное, отталкивающее, не идущее на компромиссы со зрителем, словно и не о Короле монстров, но его антиподе. Кажется, в эпоху Хэйсэй перед нами мог бы быть жуткий антагонист самому Годзилле, нежели его воплощение, но времена меняются и Годзилла воплощение этих перемен. Город горит, и когда шипы на спине Годжиры сияют, вас ждут мурашки совсем другого рода нежели при просмотра фильма Эдвардса: эффект атомной бомбы здесь во всей красе. Токио за 62 года стал выше и больше, а вместе с ним страшнее, масштабнее и горячее пламя Короля: выжигающее разом целые кварталы, страшным разрывом лишая даже надежды на то, что кто-то здесь способен выжить. Перед нами худший из теоретических итогов Фукусимы, результат бюрократических прений, заменивших собой всё действо, страшный гипотетичнский исход десятков других Фукусим, построенных не только в Японии, но по всему миру. И там, где бравый голливудский сценарист с энтузиазмом подростка кричит: Let them fight (словами японца, ironic), японец впервые с 1984-го года лишает Годзиллу вообще каких-либо противников кроме человека: первое появление Годжиры самое жуткое в любой из вселенных, и Син Годзира использует эффект первого появления на все сто, выжигая землю под ногами целой державы, играя на чувствах и атмосфере, обойти которые сумеют разве что авторы "Чернобыля".
И "Годзилла: Возрождение" не только лучший фильм о Годзилле десятилетия, но лучший за долгие годы, выплеск энергии негодования, накопленный японским народом, чьё доверие к индустрии и собственной политике словно оказалось надорвано после Фукусимы-1, закрытой лишь спустя 2 года после аварии. Как и "Годзилла" 1954-го - перед нами крик души, показывающий на контрасте с "Годзиллой" Эдвардса, почему подобное кино по-настоящему работает только в Стране Солнца Восходящего. И потому логичен дальнейший подход авторов оставить кино абсолютно самодостаточным, как бы ни хотелось видеть Мотру или Гидору с адаптированным под "Син Годжиру" дизайном, и как бы не намекал финал на возможный дальнейший даже более страшный ход событий, но "Возрождению" скорее лучше остаться продуктом своего времени, в эпоху расширенных вселенных и после 3 кино-эпох Короля потому особенно уникальным. Так же, как дальнейших Чернобылей и Фукусим миру необходимо избежать. Оттого, кажется, что Эре Рэйва стоило ограничиться лишь одним фильмов, не разрастаясь до четырёх. Но успех "Син Годжиры", в одной только Японии собравшей 78 миллионов долларов, не мог пройти остаться самодостаточным в отличие от самого фильма, а потому только закономерно, что в следующие два года на экраны Японии вышли сразу 3 фильма о Годзилле, кажется, отоспавшейся достаточно, чтобы вновь заполонить собой весь рынок. Впрочем, все три фильма были в высшей степени уникальны.... Будучи полнометражными аниме.

Полнометражные аниме, впрочем, так же, как и номинальная "трилогия" - слова в данном случае крайне условные. Жадность - понятие универсальное, и продюсеры остаются таковыми и в Японии, другого объяснения тому, что изначально задумывалось, как 9-серийный мини-сериал для Нетфликс, но оказалось порезано на три 1,5 часовых мультфильма, в общем-то и нет. И это при том удивительном факте, что аниме и Годзилла, идущие рука об руку в собственном японском происхождении, до того ни разу не пересекались, хотя казалось бы - аниме, которому не подвластен бюджет - идеальная платформа для воплощения историй о Короле и его кайдзю-родне. Оттого ещё более удивительно, насколько оказывается бездарно потрачен богатейший потенциал, когда фантазия оказывается интереснее воплощения, куда большая часть которого тратится на экзотический сеттинг пост-апокалипсиса, чем на саму историю, каждый из фильмов которой тянется от этапа к этапу со скоростью не трёх эпизодов сериала, слитых воедино, но подобно одному эпизоду, растянутому на 1,5 часа. И "Планета монстров", представляющая будущее, поглощённое кайдзю, где схватка с Годзиллой оказывается проиграна, а люди вынуждены бежать в космос, ища помощи у фракций инопланетян, первая лента трилогии, в итоге и остаётся её самой осознанной главой, удивляя концепциями и идеями (первый растительный Годзилла в истории, воплощение жизни на Земле чего стоит!), преимущество, которого сиквелы оказываются лишены напрочь.

И возможность адаптировать легендарные концепты по сути в итоге заходит вникуда, Меха-Годзилла в лице механизированного города, который толком не успеет придти в движение, Мотра, представляющая собой скорее мифический дух, так сама и не появляющаяся на экране, даже Гидора, космический разрушитель звёзд, этакий Галактус во плоти Гидры, которому отдан весь финал трилогии, но который выползать из своего измерения, будет дольше, чем отыгрывать неизбежную схватку с Годзиллой - всё это отражает аниме трилогию во всей красе. На ожидание и обещания это кино потратит больше времени, чем на их воплощение, часть из которых так и не будет исполнено, где история людей, как главных героев, так и всего человечества, трагическая и с надрывом так и не найдёт так необходимо катарсиса параллельно битвам кайдзю. Воплощением всех трёх фильмов словно бы главная Годзилла - воплощение Планеты Земля - 300-метровый Титан, равного которому в истории Годзиллы не было, но который не раскроет свой потенциал и на четверть, оставясь скорее горой на периферии действия, несгибаемым постаментом Королю, чем самим Королём, Олимпом и Титаном в одном лице.

И Эпоха Рэйва, начатая монструозно зайдёт скорее вникуда, продолжая эксперименты, правда и поныне. С апреля текущего, 2021-го года Нетфликс совместо с Toho запускает аниме-сериал "Godzilla: Singular Point", не имеющий вновь никакого отношения ни к "Син Годзире", ни к Аниме-трилогии. Впрочем, куда это бы это не завело серию - уже не суть. Toho отказалась от сиквелов "Возрождения" не просто так: в планах выстраивается уже целая новая Эпоха Годзиллы, Эпоха Расширенной Вселенной, где каждому из кайдзю найдётся своё место. Кажется, Америка всё таки оказала своё влияние, и куда большее, чем кажется на первый взгляд. В январе 2017-го года, за 2 месяца до выхода перезагрузки "Кинг Конга" студия Уорнер Бразерс объявила о том, что в мире, где Расширенные Вселенные правят бал родилась ещё одна: Годзилла и Конг отнынче части одного целого. Того, что получило название MonsterVerse. Цепная реакция подошла к своей кульминации. Годзилла готов был вступить в новый мир. Впереди ждал Новый Рассвет.


Фильмы эпохи Reiwa:
31. Shin Gojira / Годзилла: Возрождение (2016)
32. Gojira. Kaijū Wakusei / Годзилла: Планета чудовищ (2017)
33. Gojira. Kessen Kidō Zōshoku Toshi / Годзилла: Город на грани битвы (2018)
34. Gojira. Hoshi o Kū Mono / Годзилла: Пожирающий планету (2018)

В следующем выпуске: This is Godzilla's World. We just live in it.
Tags: godzilla, gojira, кино, кинообзоры, мнение
Subscribe

  • Золотой Лирик 2020

    Финальный отсчёт пошёл. Последний Оскар ушедшего десятилетия будет роздан завтра (через 2 дня, учитывая разницу широт), и на этом подведёт итог…

  • 2020

    Этот год должен был быть совершенно другим. Лето 2020-го, где ЧЖ1984 и Чёрная Вдова сталкиваются лоб в лоб, чтобы показать, супергероиня чьей…

  • Годзилла: Солнце Уходящей Эпохи

    Эпилог: Король и я Мне 6 лет, когда мы с мамой едем в Сочи. На дворе лето 1998-го, и смутные воспоминания стирают из памяти многое, оставляя лишь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Золотой Лирик 2020

    Финальный отсчёт пошёл. Последний Оскар ушедшего десятилетия будет роздан завтра (через 2 дня, учитывая разницу широт), и на этом подведёт итог…

  • 2020

    Этот год должен был быть совершенно другим. Лето 2020-го, где ЧЖ1984 и Чёрная Вдова сталкиваются лоб в лоб, чтобы показать, супергероиня чьей…

  • Годзилла: Солнце Уходящей Эпохи

    Эпилог: Король и я Мне 6 лет, когда мы с мамой едем в Сочи. На дворе лето 1998-го, и смутные воспоминания стирают из памяти многое, оставляя лишь…