Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Джедай

Кристофер Нолан. Начало

Наконец-то работая с собственным материалом, Нолан снял, пожалуй, самый личный фильм за всю карьеру. Завёрнутое в упаковку летнего зрелища, "Зарождение" меж тем неожиданно смешивает реальность со сном, не боясь напрямую говорить о мечтах, куда уж более личную тему для человека. Мечта, как и сон, является необходимой частью человеческой жизни до того момента, когда она перерастает в нечто осязаемое, возобладая над реальностью и превращаясь для человека, разумного, верящего, в нечто бесконечно опасное.

Для главных героев "Зарождения" сон становится осознанным, и подобной метафорой автор лишает чёткой границы плоскости самой реальности и иллюзий, которые для человека во время сна этой реальностью становятся. Создавая мир мечты, оказывается так легко заблудиться в нём, словно в лабиринте, куда более сложном, чем те, на выход из которых требуется лишь минута. Человек теряет связь с настоящим миром, когда именно сон превращается в творчество, столь искуссное, что убедить в его нереальности человека уже не удаётся.
 

"Кто захочет застрять во сне на 10 лет?"
"Смотря, какой это сон"

Обычным приёмом режиссёра становится история в истории, отражающая основную суть ленты. "Они приходят сюда, чтобы проснуться", здесь им является этюд о людях, для которых сон становится реальностью. Как это ни страшно, но им не нужен татем, чтобы убеждаться в осязаемости чужого мира, т.к. они свой выбор уже сделали. И, как это ни страшно, но это не нужно выяснять и главному герою. Главное, что в итоге он достиг исполнения цели. Трагедия в том, что разницы уже нет, и нет даже призрачных, но всё же границ, а значит нет желания проверить и проснуться.

Рассуждая о смысле и посланиях, наверное, не стоит забывать и о техническом исполнении. Но что-то определённое говорить здесь излишне, отличный актёрский ансамбль, изобретательные экшн-сцены (сцена в коридоре вполне вероятно в обозримом будущем такой же культ, как некогда уворачивающийся от пуль Нео), отточенный до мельчайшей детали сценарий - лишь "часть плана". "Inception" (так недвусмысленно касательно финала из "Зарождения" старанями наших локализаторов превращающийся в "Начало") - это прекрасное развлечение, на определённом моменте превращающееся в сплошную, что касается жизни и сна, метафору, а с умением доносить что первое, что второе у Нолана, как у мастера отличного кино, проблем никогда не было.

Да и само кино, в какой-то мере тоже чей-то сон, но как бы он ни был хорош, в нём Нолан остаться ни в коем случае не позволит, обрывая плёнку на полуслове и ловко "выбрасывая" зрителя из собственных фантазий.

P.S. Ленту воспринял наверное более эмоционально, чем ожидал, потому выше описанный поток сознания собственно и не рецензия, впрочем, по поводу седьмой ленты Нолана быть объективным нет никакого желания
Бэйл

Кристофер Нолан. Престиж

Вы внимательно смотрите?

Акт I: Обман
"Секреты - это моя жизнь"
Альфред Борден
Как настоящему кинематографисту, Нолану обман очень близок. Каждый фильм, сюжет - иллюзия, способность обводить толпу вокруг пальца - неотделимая часть киноискусства. В творчестве же мастера иллюзия занимает особое место. Самообман Леонарда из "Помни", попытки скрыть правду детектива из "Бессоницы", ловкость лжи героя "Преследования". Наконец, вся жизнь Брюса Уэйна превращается в сплошную ложь, необходимую для той легенды, что сковывает ночные улицы Готэма.

В "Престиже" для главных героев обман - это жизнь. Фокусник дурачит толпу, заставляет её поверить в волшебство, ловкостью рук сотворяя из ниоткуда монетку, а порой и целый аквариум, ловя на лету пулю и разрывая тугие узлы. Успех у толпы, восторг публики - непреодолимый наркотик. Престиж - становится смыслом жизни, её главной движущей силой.

В отличие от предыдущих работ, режиссёр строит сюжет не вокруг одного, а на этот раз двух героев, фокусников, Бордена и Энжера, становищхся противниками не только в профессиональном плане. То, что для первого является искусством, для второго лишь средство для достижения главной цели. Того Престижа, которому достаются овации и слава.

Также, как и история Леонарда сопровождалась воспоминаниями о Сэмуэле Дженкисе, становящимися важными для полного понимания прошлого героя, так и соперничество двух фокусников сопровождается историей соперничества Николы Тесла и Томаса Эдисона. Ловко введёный в сюжет Тесла становится отображением того, кем является персонаж Кристиана Бэйла - настоящим волшебником, отказавшимся от полноценной человеческой жизни ради искусства, в случае физика - настоящего, неподдельного волшебства, которое зовётся наукой. И подобно Эдисону - герой Хью Джекмана превращается в бизнесмена, жаждущего чужих секретов и мировой известности. Живущий ради одного - Престижа - легко переступает черту ради одномоментных апплодисментов.

Акт II: Тайна
"Фокус - ничто. Секрет, на котором он строится - это главное"
Альфред Борден
Взяв за основу роман Кристофера Приста, Нолан оставляет от него лишь имена героев, да общий принцип престидижитации, строя повествование о мастерах и ремесленниках, попутно показывая жестокий мир борьбы за зрителя, свойственной любому шоу, в том числе и кинематографу.

Ловкий фокусник, коим несомненно является режиссёр, захватывает зрителя, проводя через все этапы хорошего фокуса. Ловко обманывая, режиссёр запутывает, разыгрывает, отвлекает внимание, вновь возвращаясь к нелинейному монтажу, погружая зрителя в мир фокусников, в котором ничто не может быть так, как кажется на первый взгляд.

Престижем в фокусе постановщика становится Кристиан Бэйл. Казалось бы, в равноценной с Хью Джекманом позиции, Бэйл словно талантливейший иллюзионист, каким является его герой, перетягивает на себя всё зрительское внимание. Та тайна, в которую превращает собственную жизнь герой Бэйла, с блеском раскрывается в деталях и эмоциях и даже взгляде, когда актёр, во второй совместной работе с режиссёром, отточившим свои методы режиссуры до совершенства, создают куда более тонкую работу, все детали которой становятся очевидны лишь после дальнейшего пересмотра.

Ловко манипулируя вниманием, Кристофер Нолан не позволяет зрителю выйти из игры, не позволяет сосредоточиться на истине, которая, как и подобает настоящему фокусу, лежит на поверхности. Он ведёт к ошеломительной развязке (чего были лишены предыдущие две ленты мастера), умудряясь обмануть ожидания, но ни в коем случае не разочаровать.

".....Зритель пытается найти разгадку. Но он не особо пытается. Вот почему есть третий акт..."

Акт III:
"Каждый фокус состоит из трёх актов. Первый акт - обещание. Фокусник показывает нечто обычное, что, конечно же, таковым не является. Второй акт называется поворот. Волшебник заставляет что-то обычное проявлять то, что ему несвойственно. Но заставить исчезнуть предмет - это ещё не есть фокус. Важно - его вернуть."
Джон Каттер

...Шедевр

...........Вы внимательно смотрите?
Джедай

Кристофер Нолан. Помни


"Ты будешь моим Джоном Джи"
Леонард Шелби
 
Человеческая память - ненадёжная штука. В памяти могут перепутаться имена и события, из памяти могут пропасть даты и телефонные номера. Человек может помнить то, что хочет, знать то, что считает важным, искажая истину, факты. И порой не собственного тщеславия или чистого эгоизма ради. Порой ради цели, той необходимой для человеческого существования цели человек способен переписывать историю. И подчас не только своей жизни, но и жизни чужой. Память может изгибаться под давлением окружающего мира, восприятия. Но цель перед человеком должна быть очевидной. Ведь именно тогда в его существовании появляется смысл.

Главного героя своей второй ленты (за основу которой взята концепция рассказа Джонатана Нолана, брата режиссёра) автор лишает памяти напрочь. Леонард, бывший страховой агент, после трагедии, якобы унёсшей жизнь его жены, не способен концентрироваться на происходящих событиях, постоянно выскальзающих из его поля зрения. Вместе с этим исчезает и страх, но кроме всего прочего и то, ради чего стоит жить.

Нелинейный монтаж, использованный автором ещё в "Преследовании" здесь достигает своего апогея, превращаясь в отдельного персонажа фильма. Чередуя события в обратной последовательности, Нолан мастерски погружает зрителя в безвыходный мир главного героя, опутавшего самого себя самообманом, о котором по жестокой иронии он не способен помнить сам. Начиная с финала, режиссёр словно сам распутывает трюк, чтобы в итоге придти к неожиданной правде, тому сюжетному повороту, что в этот раз таится не в финале, а в начале истории. Правде, кроящейся в прошлом героя, отстраняющей его от остальных людей, и не позволяющей жить дальше. Раскрывая секреты, Нолан показывает мир не Леонарда, но человека, пытающегося закрыться и убежать от прошлого, создавая для себя новые мотивы и новые цели. Цели, которые необходимо помнить. Память, ради которой стоит жить.

В "Мементо", Нолан переходит незримую грань. В то время, как другие режиссёры-революционеры балуются сюрреализмом и аллегориями, нависающими над основыми сюжетами, англичанин и вовсе переворачивает сюжет с ног на голову, создавая настоящий бриллиант кинематографического модернизма, без лишних этюдов и героев, собственно всё зрелище держится на главном персонаже в блестящем исполнении Гая Пирса. Но даже в столь радикальном свете целостность сюжета никуда не пропадает, также, как и прошлое героя, не сумевшее отпечататься в воспоминаниях.

"Когда закрываешь глаза, мир остаётся..." (с)