Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Бэйл

Nolanverse. Act I: Полицейские и воры


Одна из важных черт Нолана, как режиссёра, состоит не просто в умении рассказывать истории, в основе своей достаточно простые, благодаря сценарию и монтажным склейкам превращая их в хитроумные головоломки, которые включают зрителя каждый раз в новую игру, вынуждая его искать и дополнять уже рассказанный нарратив всё новыми интерпретациями и заключениями, попутно доводя относительно простую мысль до сознания зрителя, вынужденного из роли простого наблюдателя превратиться в полноценного участника игры. Хитроумный способ заставить произведение жить дополнительной жизнью, вынуждая зрителя на новые пересмотры, доводя до споров о значении казалось бы крайне очевидных финалов, и собственного желания увидеть то, что возможно до того он и не заметил. Впрочем, кажется, куда более важным является тот факт, что все его фильмы словно бы являются частью единой мифологии, в которую зритель хочет вернуться не только за очередной толикой загадок. Длинные панорамы мегаполисов, эмбиентная музыка за авторством Джулиана или Циммера, знакомые монтажные приёмы - фильмы Нолана словно бы являются частью единой расширенной киновселенной, неважно, кто стоит за камерой или кто пишет музыку, авторский почерк и стиль узнаются с первых кадров, и так же, как вселенные по комиксам привлекают зрителя своим постоянством, так же, кажется, и Нолан снова и снова открывает двери в уже знакомый и открытый им мир, в который зритель сам рад вновь и вновь возвращаться вместе с постановщиком.

И действительно, приземлённость и единая стилистика создают словно бы общую картину, совсем не сложно представить, что все фильмы Нолана - части единого целого, единого мира, где по какой-то случайности, воровка из Готэма похожа на учёную-астронавта из 2070-х годов, миллиардер-мститель напоминает фокусника конца 20-го столетия, а количество клонов Майкла Кейна, появившихся на свет явно благодаря машине Николы Тесла не поддаётся исчислению. Шутки в сторону, но каждый следующий фильм Нолана действительно воспринимается, как сиквел фильма предыдущего, и будучи просмотренны в едином кино-марафоне, кажутся одной большой сагой, охватывающей почти двести лет таймлайна от 1897-го пролога "Престижа" до 2100-х годов в эпилоге "Интерстеллара". Переход творческих команд, актёрских составов, сюжетов и идей, персонажей и технических приёмов - единая творческая эволюция режиссёра, любителя трёх-актных фокусов, которая сама поддаётся же классификации по трём временнам эпохам, словно эрам фанерозоя, и начинается уже там, на самых ранних этапах восхождения Нолана, как режиссёра.

С тех ранних этапов мы и начнём. Со времён, когда история Нолана, как режиссёра только начиналась, в надежде, что автору удастся пройти весь путь, какой Нолан прошёл сам к данному моменту. А пройти его автор постарается захватывая по паре фильмов за раз, надеясь таким образом продемонстрировать, как один фильм переходит в другой, как каждый новый фильм удивительным образом дополняет предыдущий. Ну что, готовы? Что же. Here we go.
Collapse )
Джедай

Лицензия на убийство

ЛНУЛНУ2ЛНУ3
Как можно вдохнуть новую жизнь во франшизу, переживающую свою 16-ю инкарнацию? Как сделать героя, всегда бывшего неубиваемым супергероем с шутками на все случаи жизни человечнее и понятнее? Нет ничего проще, чем придать его действиям личные мотивы. В данном случае месть за лучшего друга и его жену. Бонд, всегда действоваший по указаниям английского правительства, руководствовался собственными чувствами лишь во вступлении "Бриллиантов навсегда" (что неудивительно после финала шестого фильма), но отдать на откуп его умению убивать людей не по заданию, а из личных побуждений до этого не решались. В самом деле, какой же это Бонд, если за его плечами нет прикрытия в лице всей разведки Её Величества, и если вместо спасения мира его целью становится вендетта?

Поэтому вряд ли стоит удивляться, что "Лицензия на убийство" показала худшую посещаемость среди всех фильмов серии. Через 17 лет супермен, внезапно превратившийся в человека, произведёт революцию в серии. Но успех достанется первому блондину в образе 007-го, а не незаслуженно обойдённому вниманием Далтону.

Ещё в "Искрах из глаз" показавший непривычно серьёзного и даже брутального агента, в "Лицензии" англичанин словно срывается с цепи. Позволяющий то сценарий балансирует чуть ли не на грани рейтинга PG-13, Бонд превращается в настоящего зверя, не упускающего возможности пустить кровь ранившему его противнику, а в убийствах не остаётся никакой элегантности. Подобно оперативнику с небес на землю спускается и глав.гад. Теперь вместо пафосного злодея межконтинентального уровня - региональный наркоторговец, и не беспринципный мегаломаньяк, а преступник с собственным моральным кодексом, испытывающий к британскому агенту даже профессиональное уважение.

И при всё, при этом, Джон Глен, в 5-й (и последний раз) взявший на себя постановку Бондианы, не совершил ошибки, который совершит Форстер в "Кванту". Бонд так и умудряется остаться Бондом. Традиционное приветствие, девушки, редкий сарказм, гаджеты, пусть и в ограниченном количестве, роскошь дорогих казино, жаркие ночи южных стран. Британский агент, живущий шикарной жизнью, но заглушающий работой и убийствами боль в сердце - настоящий Джеймс Бонд Яна Флеминга. Жаль, что Глен нашёл баланс лишь под конец декады и под финал недолгой карьеры Тимоти Далтона в британской спецслужбе. Впереди Бонда ждали 1990-е, Пирс Броснан и неминуемое превращение в глянцевый супергеройский кинокомикс. "Лицензия на убийство" же так и осталась финалом настоящей классической Бондианы.

Классное кино.
Джедай

Вид на убийство

Вид на убийство[(079750)16-30-10]Вид на убийство[(114889)16-29-28]Вид на убийство[(176988)16-29-09]
В "Виде на убийстве", ставшем для Роджера Мура последним в Бондиане, настолько очевидно, насколько создателям безразлична судьба их детища, просуществовавшего без особых сбоев на протяжении 23 лет, что становится понятно, по какой причине рекордсмен по количеству фильмов серии, Мур всё ещё остался на борту. Брокколи сотоварищи, будучи полностью уверенными в том, что с любыми составляющими киноцикл окупит все затраты (что, конечно, подтверждали 13 фильмов ранее), окончательно пустил всё на самотёк, чему Глен, будучи ремесленником, даже не попытался противостоять.

14-й "Бонд", пожалуй, так и остался самым нейтральным во всей серии, все составляющие на месте, но смотрится всё на автомате, без какого-либо намёка на былой азарт сериала. Злодей, конечно, всё так же хорош, но покажите мне фильм, где бы Кристофер Уокен (позже ставший ещё и одной из немезид для Бэтмена) был плох, актриса в роли бондгёрл (годящейся теперь ему во внучки) всё так же не способна ни на что-то кроме восклицания имени главного героя, и как обычно за неё и остальных актёров отдуваются колоритные пейзажи, в этот раз, улицы Сан Франциско и плато Сан Андреас, чему способствует стиль кинолент об американской полиции, популярных в середине 1980-х, перенесённый в фильм об английском шпионе.

Отсутствие чего-то выдающегося конечно компенсирует отсутсвие откровенного идиотизма, но без него пропадает и всё веселье, бывший единственным козырем в рукаве талантливого карточного игрока, коим когда-то был главный герой. Время Роджера Мура и связанной с ним клоунады подошло к концу. Загибающейся серии нужен был новый герой. С лицензией на убийство.
Роршах

Who Watches the Watchmen?

Да, я так долго собирался с мыслями. Моя рецензия на Уотчмен:

http://www.kinopoisk.ru/level/79/user/48277/comment/481910/

VI VERI VENIVERSUM VIVUS VICI*
*Силой правды я, живой человек, покорил Вселенную

Watchmen — или Часовые — экранизация главного комикса, перевернувшего законы жанра. Произведения глубокого, многоуровневого. Здесь нет места тому героизму, что нам описывают традиционные истории о супергероях. Спасение людей из горящего здания здесь используется не для самоутверждения, а для возбуждения. После чего накал от пожара превращается в накал физических удовольствий и страстей. Ненависть к миру здесь вызывает не гибель родителей, а их жизнь. Несчастный случай, делающий из человека супермена, не вызывает в нём никаких порывов творить добро направо и налево. Герой вопреки простым законам комикса не выживает благодаря чудесной ловкости, но гибнет уже в самом начале. А красавчик-блондин делает деньги на раскрытии своей личности и использовании своего Альтер-эго в качестве торговой марки, а не на изобретении нового оружия.

Здесь человек с добродушным смайликом на груди сеет вокруг себя тотальный беспредел, насилуя, убивая, разрушая. Здесь миллионер-плейбой превращается в закомплексованного мальчика-импотента. Здесь человеку, способному на всё, приятней становится опустошённый пейзаж камней, чем человеческие жизни. Здесь новый мир строится на крови невинных. Здесь победа правды наступает после смерти.

Все герои истории порождены обществом, в котором выросли, которое их воспитало. Жестокости мира порождают жестокое отношение в ответ. Каждый персонаж это отдельный шедевр со своей продуманной историей, со своими собственными взглядами на мир.

Ярость и дьявольская улыбка Моргана говорят о Комедианте, воплощении американской мечты, вседозволенности, больше, чем его смайлик. В неуклюжесть Драйберга в исполнении Уилсона, в отрешённость Остермана — веришь, ведь это не актёры перед тобой, а настоящие Филин и Манхэттен (в случае с Крадапом — ещё и моушн-кэпчер помогал, но тем не менее). Да и Мэтью Гуд здесь принимается на ура. Да, его Оззи — это совсем другой персонаж, с Вейдтом из комикса имеющий очень мало общих черт. Но в том образе, что сам же Гуд и создал, он великолепен. Точен, расчётлив, чуть холоден. Приятная улыбка, успокаивающий взгляд, и ему полностью доверяешь, вопросов по поводу его мудрости не остаётся. Госпожа Акерман вот правда не шибко напрягалась…. Но, честно говоря, ей это было и необязательно. Но правит бал без всяких сомнений Джеки Эрл Хейли. Его Роршах — это тот самый Роршах Алана Мура. Нелюбимый никем, возненавидевший этот мир в ответ за его несправедливость, но свято в саму справедливость верующий. Пристыженный за человечество, поставивший себя выше страха, боли и похоти. Никчёмная жизнь, ненужный ребёнок, неожиданно увидевший, что мир прост, что в ответе за всё лишь один человек и никто кроме.

Бескомпромиссный искатель правды. Без маски появляется он не так уж и много, но все моменты в тюрьме, у психолога — чуть ли ни лучшие сцены всего фильма. Отрешённый взгляд, устремлённый не на человека, а внутрь него, наполнен таким количеством боли и ненависти, что не прочувствовать боль Роршаха становится практически невозможно. Его же финальный взгляд на этот мир сквозь слёзы — заочно лучший момент актёрской игры этого года.

Часовые — это история, в которой нет ни одного лишнего движения. Попытка изнасилования оборачивается жизнью. Сожжённая карта становится вдохновением для идеального плана. Создание чудесного стеклянного дворца оказывается ничем по сравнению с чудом человеческого рождения. Гибель маленькой девочки превращает мстителя в маске в убийцу. Расследование об убийстве приводит к раскрытию чудовищной тайны.

Очевидно, что при переносе на экран что-то должно было остаться за кадром, что-то видоизмениться. И то, как режиссёр сумел скрыть пробелы, как и что, сумел видоизменить — заслуживает настоящего уважения. Да, потерялась по дороге история Озимандиаса. Финальный кадр не вызывает столь радикальных мыслей о дальнейшей судьбе крепче любящего мира. Куда-то непростительно девалась божественная по значению фраза Роршаха про жизнь. Но даже, несмотря на это, величие истории, поведанной Аланом Муром, никуда не пропало. И перед нами Часовые, в которых каждое событие является значимым. Конечно же, иногда Снайдеру отказывает чувство прекрасного, порой кровь заливает экран просто ради крови (особенно заметно это в сцене в переулке), а постельная сцена очень близко граничит с порно, но возмущаться не приходиться, ведь остроумно подобранная Аллилуйя Леонарда Коэна превращает всю откровенность в неожиданный и весёлый стёб.

Музыка…. Её подбор здесь вне всяких сомнений заслуживает оваций. Поворотный момент всей саги — убийство Комедианта под незабываемую Unforgettable. Его же похороны под лиричную The Sound of Silence. Полёт Валькирий над Вьетнамом. Полёт над Антарктикой под перепетую Джими Хендриксом песню Боба Дилана. И сам Боб Дилан в самых грандиозных начальных титрах всех времён. Времена меняются, меняются и герои. Убийство Кеннеди, расстрел коммуны хиппи, Армстронг под прицелом фотоаппарата Манхэттена…. Каждый новый кадр вызывает немой восторг. Если и можно было вот так легко ввести зрителя в атмосферу параллельной вселенной, то Снайдер нашёл лучший из вариантов.

А находок бесчисленное множество. Поцелуй на фоне ядерного взрыва, рассекающий воздух огнём Роршах, смайлик, закрывающий падающего Комедианта, бескрайние ледяные просторы и сверкающее в лучах Солнца творение Манхэттена, Оззи на фоне телевизионных экранов, пробивающий оградительные ленты гарпун…. Каждый кадр, сцена, действие — готовый шедевр фотохудожника. Прекраснее этого может быть только то, что все они являются частью великой истории…

Часовые — история о жизни и смерти. Великой любви и величайшей ненависти. О несправедливости мира и о почти безумной необходимости справедливость искать. О грандиозной и разрушительной силе правды. О значении воспоминаний и о быстротечности времени.

А зрителю остаётся только быть там, рядом с героями. Вместе с Доктором Манхэттеном вдруг открыть чудо жизни. Осознать незначительность времени в великолепной истории доктора Остермана. Прочувствовать ярость Роршаха к человечеству. Увидеть что-то своё в легендарном чёрно-белом тесте. Прожечь свою жизнь до конца с Комедиантом. Понять бессилие Драйберга. И в итоге выбрать свою сторону — быть с остальными в мире и лжи, или же принять бескомпромиссную сущность правды.

Это история о способности не сдаваться и не отчаиваться. Даже в самые тяжёлые моменты жизни, упав, подниматься и продолжать борьбу. О силе прощения. Ведь каждого персонажа можно понять. А понять — означает и простить. О силе любви. Ведь именно её отсутствие превращает людей в ненавидящих роршахов, неспособность её ценить заставляет бежать в глубины собственной души (или Марса), подальше от человечества, а попытка поставить себя выше этого чувства на одну ступень с высшими идеями приводит к поспешным решениям и, порой, неоправданным жертвам. Не сдаваться, прощать, любить — а значит и жить. И стремиться в этой жизни к правде, не пропадая в сказочном мире чьих-то утопий.

Это история о жизни.

P.S. «Nothing is insoluble. Nothing is hopeless. Not while there is life» © Роршах